Факультет информатики - глазами первого декана

Сойфер Виктор Александрович, президент СГАУ, заведующий кафедрой технической кибернетики, член-корреспондент Российской академии наук, профессор, доктор технических наук. Родился 18 июня 1945 г. С 1975 по 1983 гг. декан факультета информатики. С 1990 по 2010 гг. ректор университета. Имеет государственные награды. Окончил Куйбышевский авиационный институт в 1968 г.

Хочу поделиться своими воспоминаниями о том периоде времени, когда создавался 6 факультет, а было это сорок лет тому назад.

1971 год – начало создания 6 факультета. Ректорат Куйбышевского авиационного института принял волевое решение: начать подготовку специалистов по прикладной математике (инженер-математик) и по автоматизированным системам управления (инженер-системотехник). Решение принимал лично ректор Лукачёв Виктор Павлович.

С первого факультета из разных групп отобрали лучших «самолётчиков» и сформировали группу прикладных математиков. Группа была выдающаяся! Группа «асушников» на радиотехническом факультете не была выдающейся, и поэтому первое время доминировали математики. Сочетание «инженер-математик» нам, представителям традиционных специальностей, казалось чем-то недосягаемым. Инженер, в совершенстве владеющий математическим аппаратом, – это мечта, которая на самом деле привлекала. Тогда ещё не было речи о 6 факультете. Но решение Лукачёва Виктора Павловича было правильным, прежде всего с позиции запросов промышленности того времени. Высокотехнологичные производства, и особенно оборонные, тогда в стране, в том числе и в Куйбышевской области, бурно развивались. Решение было абсолютно правильным и с точки зрения дальнейшего развития вуза. Сейчас и информационные технологии, и вычислительные системы играют ключевую роль в учебном процессе и научных исследованиях нашего национального исследовательского аэрокосмического университета, и в этом огромное достижение факультета информатики.

При этом надо сказать, что задел у института в этом направлении был очень небольшой: не было докторов наук, не было научных школ, не было достаточной материальной базы вычислительной техники. Хотя многие ветераны университета помнят, что у нас появилась одна из первых вычислительных машин – «УРАЛ-1», а затем и «УРАЛ-2». Был цикл вычислительной техники при кафедре аэрогидродинамики. Возглавлял цикл доцент Юрий Николаевич Малиев – методист, много сделавший для становления учебного процесса в области программирования. Тогда практическое программирование было в машинных кодах. Потом появились алгоритмические языки, и уже в «УРАЛЕ-2» был транслятор. Умельцы, вроде Будячевского Игоря Александровича, как могли, продвигали алгоритмические языки. В конце 60-х годов можно было работать на АЛГОЛЕ.При использовании перфорированной ленты, как носителя программы, если в одном месте ошибся – меняй всю ленту. Большой прогресс был в появле-нии перфокарт – можно было поменять одну или несколько перфокарт из колоды. Но было интересно, и навыки работы затем пригодились.Но повторюсь: задел был небольшой, прежде всего по части научных работников и преподавателей.

 Как обстояли дела на факультете № 5? Лаборатория № 5 электрических методов производственного контроля состояла при кафедре электротехники, заведовал которой Натан Михайлович Старобинский, человек доброй души. Он так зажигательно хохотал, что смех его можно было услышать в километре от первого корпуса. Мне повезло по окончании вуза в 1968 году попасть в эту лабораторию. Здесь работала группа замечательных людей: Денисов Владлен Александрович, прекрасный фотограф. Денисов был добрым человеком и читал «Основы теории электрических цепей» (ОТЭЦ), за это студенты его называли «отэц». Именно в его группе началась моя работа в КуАИ.

Скобелев Олег Петрович – специалист в области автоматизации экспериментов и испытаний, знаток и ценитель художественной литературы и театра, создатель и главный исполнитель ряда радиопостановок.

Болтянский Александр Абрамович, легендарная личность – романтик и книголюб. В нём всегда было творческое начало, это выражалось в том, что он читал курс систем отображения информации. Под его руководством были сделаны первые дисплеи на базе бытовых телевизоров. Это был прорыв, в том числе и для обработки изображений.

Все трое создавали знаменитый городской молодежный клуб (ГМК-62) и были его активными членами.

С Михаилом Александровичем Кораблиным и Борисом Алексеевичем Есиповым я учился в аспирантуре по специальности – «Системы передачи информации». У нас был замечательный научный руководитель – профессор Даниил Давидович Кловский. При этом мы работали на пятом факультете, а потом все стали работать на шестом.

В 1969 году в г. Куйбышев вернулся Владимир Андреевич Виттих, который после окончания политехнического института лет 6 проработал в Новосибирском Академгородке и защитил там кандидатскую диссертацию. Молодой и энергичный Виттих быстро стал лидером работ в области автоматизации научных исследований. На горизонтах будущего 6 факультета появились Васин Николай Николаевич, Орищенко Владимир Ильич, Поручиков Алексей Николаевич, Секисов Юрий Николаевич, Сергеев Владислав Викторович, Симановский Евгений Аркадьевич, Якимаха Виктор Петрович, Ямович Анатолий Александрович и другие выпускники 5 факультета. В целом можно сказать, что стартовой площадкой 6 факультета стала лаборатория № 5.

На первом факультете жизнь развивалась по-другому. Там сложилась сильная школа «прочнистов». К этой школе принадлежали Хазанов Хацкель Соломонович, Тарасов Юрий Леонидович, Горлач Борис Алексеевич.

Были «управленцы» с кафедры динамики полёта. Кафедру организовал легендарный Дмитрий Ильич Козлов. Там работали Бочкарёв Александр Филиппович, Аншаков Геннадий Петрович, Белоконов Виталий Михайлович, Балакин Виктор Леонидович, Салмин Вадим Викторович.

И были еще «сапристы», которые сформировались в недрах кафедры конструкции самолётов, лидер сапристов – Комаров Валерий Андреевич.

Была неплохая кафедра высшей математики. Тогда на кафедру приняли много молодых выпускников различных университетов, прежде всего из Саратовского, там работали Мышкина Валерия Владимировна, Усольцев Лев Павлович, Цейтлин Яков Михайлович (он читал загадочный функциональный анализ). Затем из Московского физтеха приехали Калябин Геннадий Анатольевич и Романов Валерий Александрович.

Вот в такой «расстановке сил» в 1971 году по инициативе проректора по учебной работе Ивана Александра Иващенко (он был очень грамотный и прагматичный человек) было принято решение о создании 6 факультета. С позиций учебного процесса он поступил абсолютно правильно, когда объединил на одном факультете обе специальности – прикладную математику и автоматизированные системы управления. Это было плодотворное решение. Номера групп начинались на «6». Получилось так, что на 5 факультете сформировался будущий 6 факультет.

Но в вузе это решение встретило неоднозначную реакцию. Обиды на первом факультете по поводу прикладных математиков рождались по понятной причине. При каждой встрече со мной дотошный Хацкель Соломонович спрашивал: «Когда же вы начнете строить самолёты?». Тарасов Юрий Леонидович, в то время декан 1 факультета, упрекал меня: «Увёл самых хороших студентов».

У нас была сформулирована чёткая позиция: нашей сферой деятельности были информационные технологии, вычислительные и информационные системы. Это выражалось в наших действиях, научных работах, учебных курсах, которые мы читали. Конечно, все мы были патриотами КуАИ и стремились работать на авиацию и космос. С хоздоговорами проблем не было. Предложение превышало спрос.

Если с прикладной математикой дело обстояло непросто, то «асушников» народ вообще не понимал, и ходило даже много шуток про них. Кто-то из поэтов местного значения написал: «Блуждаю, как в густом лесу, средь многочисленных АСУ».

Вообще АСУ ассоциировалась у многих с автоматизированными системами управления производством (АСУП). Идея АСУП принадлежала академику Глушкову В.М., но вычислительная техника того времени была громоздкой. К машине нужно было ходить, что отбивало охоту заниматься этим делом. Не было каналов передачи информации – то, что только сейчас появилось. Не было средств регистрации, ввода данных о производственных процессах, то есть сама идея автоматизированной системы управления производством была хорошей, но опередила время. Идея вернулась, только когда появились персональные компьютеры, каналы, сети, математическое обеспечение. Всё стало естественно и просто. 

Но в 70-е годы руководству страны казалось, что вот введём АСУП, и жизнь наладится. Когда этого не произошло, было огромное разочарование. Это было одно из направлений, вроде «звёздных войн», которое довольно много денег отняло у нашего государства, но не принесло того результата, который ожидался. Во-первых, само государство было к этому не готово: государство было построено на неправде, в том числе и в смысле статистики производства, – нельзя было показывать истинные данные. Если пройти по периферии наших заводов, то за забором можно было найти много закопанных изделий, потому что они не вписывались в промфинплан и нужно было от них освобождаться. А один из наших заводов, ещё лет 10, после того как перестал выпускать продукцию, работал за счет того, что приторговывал «неучтёнкой». Поэтому АСУП в эту систему плохо вписывалась.

При этом в нашем вузе хорошо работала лаборатория АСУ-вуз под руководством Пиявского. То есть были отдельные позитивные моменты, но глобальной системы не было, поэтому АСУП воспринималась как нечто абстрактное.

Но Скобелев Олег Петрович, как я уже говорил, занимался автоматизированными системами управления испытаниями двигателей на предприятии академика Николая Дмитриевича Кузнецова. Проводили огневые испытания, изготавливали аппаратуру, которая позволяла ввести в ЭВМ массив экспериментальных данных испытаний и преобразовать в цифровую форму. А далее уже было дело «двигателистов» – совершенствовать рабочий процесс, конструкцию и т.д. Многие наши выпускники пошли работать на 2 факультет и Кузнецовскую фирму.

Несмотря на лёгкую оппозицию, преподаватели с первого и второго факультета активно участвовали в учебном процессе будущего 6 факультета: Комаров Валерий Андреевич, Горлач Борис Алексеевич, Шахов Валентин Гаврилович, Балакин Виктор Леонидович, Пиявский Семён Авраамович; со второго факультета Первышин Александр Николаевич, Маслов Валентин Григорьевич.

В 1971 году контингент студентов на двух курсах составлял примерно 150 человек. Чтобы организовать факультет по стандартам Министерства образования РФ нужно было иметь в наличии не менее 500 человек. Этого показателя мы достигли только в 1975 году.

Постепенно создавалась структура 6 факультета. В 1971 году появилась кафедра АСУ, которой заведовал Виттих. В 1975 году была создана кафедра прикладной математики. Заведующим стал Соллогуб Анатолий Владимирович (совместитель из ЦСКБ), его заместителем – Мышкина Валерия Владимировна.

Затем Соллогуб руководил кафедрой САПР, далее кафедру в 1982 году он передал мне, и она стала кафедрой технической кибернетики. Изначально планировалось, что на кафедру САПР перейдёт Комаров. Но жизнь сложилась так, что нужно было руководить кафедрой конструкции и проектирования летательных аппаратов, он до сих пор ей заведует, являясь не только «самолётчиком», но и «сапристом».

Расскажу о себе. В 1971 году я защитил кандидатскую диссертацию в Ленинграде и продолжил работать в лаборатории № 5. Когда приехал Виттих, перешёл в его группу. Были договоры, командировки, конференции, семинары, вместе с Кловским я писал книгу – и планировал дальше заниматься научной деятельностью. Но, помню, в августе ко мне на дачу в Студёный Овраг приехал Виттих. Он стал уговаривать меня перейти на преподавательскую работу. Были обоснования: много новых курсов, их нужно читать (это больше всего меня и пугало), много студентов (это тоже останавливало). Решения для себя до конца я тогда не принял. Кстати, там же на Студёном, летом 1990 года Владимир Павлович Шорин убеждал меня пойти на должность ректора. Окончательно в 1971 году меня «уговорил» Иван Александрович Иващенко, который сказал: «Либо будешь работать преподавателем, либо вообще не будешь работать!».

В 1971 году я приступил к преподавательской деятельности и начал читать «Введение в программирование» (на первых курсах). Большую помощь мне оказал Виктор Владимирович Пшеничников, который вернулся из армии (он, по-моему, служил на Байконуре). До этого я занимался программированием, но лекции никогда не читал. По мере подрастания студентов стал читать им теорию информации, системы передачи информации и т.д. При этом у каждого из потоков сам чему-то учился. У своих учеников учусь до сих пор. Если я достигаю каких-то результатов, то только потому, что у меня есть ученики, которые восполняют пробелы моего образования и недостатка времени для чтения научных журналов и работы в интернете. Из общения со студентами можно получить очень многое, в первые годы на нашем факультете так и был организован учебный процесс. Мы учили тому, что знали, передавали знания из рук в руки, да и в институт поступали не по ЕГЭ, а по призванию.

Дальше жизнь меня повернула в административную сферу. В 1971 г. меня назначили начальником первого курса. Самыми активными первокурсниками были Суханов Сергей Васильевич, Тахтаров Яков Евгеньевич, Храмов Александр Григорьевич – сейчас они работают на кафедре технической кибернетики.

В 1972 году меня назначили заместителем декана по 6 факультету на факультете № 5 (была такая странная должность, и её до меня в течение года занимал Скобелев, который об этом периоде до сих пор вспоминает, как о не самом светлом в своей жизни). Деканом радиотехнического факультета был Виктор Дмитриевич Кузенков, человек абсолютно порядочный, прошедший войну, производственник. Он сказал: «Давай сам рули, чтобы у меня было меньше проблем, всё равно скоро этот факультет отделится». Мы сидели с ним в маленькой комнатке: он занимался 5 факультетом, а я – 6 факультетом. Официально факультет системотехники был оформлен приказом Минвуза РФ только в августе 1975 года. 

Одно памятное событие первого этапа работы заместителем декана. На имя ректора КуАИ профессора В.П. Лукачева в 1973 году из МГУ поступило предложение отчитаться о состоянии дел по подготовке прикладных математиков. После недолгого обсуждения в ректорате отчитываться в МГУ командировали меня. Собеседование проходило в кабинете декана факультета ВМК академика Андрея Николаевича Тихонова. Присутствуют несколько ведущих профессоров, в т.ч. Александр Андреевич Самарский, в то время член-корреспондент АН СССР (впоследствии – академик). Представителей вузов (а их около десяти) принимают по одному и беседуют примерно по получа-су. Подходит моя очередь. Беседует со мной, в основном, Александр Андреевич, некоторые вопросы задаёт Андрей Николаевич, остальные слушают. К счастью для меня, разговор пошёл не о методическом и кадровом обеспечении новой специальности, а о состоянии авиационно-космического комплекса Куйбышевской области, о роли будущих инженеров-математиков в его развитии – тема для меня близкая и выигрышная. А.Н. Тихонов и А.А. Самарский очень высоко отозвались о работах моих земляков, генеральных конструкторов авиационной и ракетно-космической техники академика Н.Д. Кузнецова и член-корреспондента Д.И. Козлова, напутствовали меня тесно сотрудничать с ними и готовить кадры прикладных математиков для их предприятий. С этой встречи я вышел счастливым и вернулся домой окрылённым, стремясь в дальнейшем на протяжении всей своей работы выполнять полученный наказ.

19 сентября 1975 года на учёном совете института меня избрали деканом. Сначала на 3 года, потом на 5 лет. Таким образом, я проработал в этой должности 8 лет. Какие остались у меня впечатления от работы деканом? Сейчас деканы мало занимаются хозяйственными работами, а раньше были колхозы, стройки и т.п., и мы ездили вместе со студентами. В первом корпусе стояли мётлы, швабры, вёдра, и мы регулярно выходили чистить Монумент Славы. Но при этом было активное общение со студентами в неформальной обстановке. В общежитии музицировал Виттих, Кораблин читал стихи, Скобелев вещал бархатным голосом диктора, Болтянский рассказывал о книгах, студенты радовались. Так мы и жили в атмосфере взаимного доверия со студентами, несмотря на всяческие идеологические прессинги, которые выражались не только в хозработах, но и ношении портретов вождей того времени. Причём один раз портрет вождя потеряли – это была катастрофа! Мы вернулись к первому корпусу с демонстрации и не досчитались одного портрета. Нет портрета – и всё. И я, вместо того чтобы отмечать праздник, сидел в парткоме. Портрет потом нашёлся, но осадок, как говорится, остался. Поэтому я не люблю носить ничьи портреты, и считаю, что это дело во многом сгубило нашу великую страну.

Попытаюсь сформулировать, в чем залог успеха создания факультета № 6:

1.Время, которое всегда очень остро чувствовал Виктор Павлович Лукачёв, потребовало подготовки специалистов по информационным технологиям и автоматизации для передовых отраслей промышленно-сти – авиации, космонавтики, ракетостроения. В этом направлении тогда мы были впереди планеты всей. Был явный внешний вызов.

2.Куйбышевскому авиационному институту были жизненно необходимы новые прорывные направления подготовки специалистов. Вуз уже вырос из «коротких штанишек». Объём хоздоговоров составлял (в пересчёте) 30 млн. долларов в год! Сейчас мы пока не достигли таких объёмов, даже со всеми национальными проектами. Внутренняя потребность была огромная, решались сложные задачи, и они требовали применения математических методов и информационных технологий.

3.Большие усилия руководство КуАИ приложило для того, чтобы оснастить вуз вычислительной техникой. Развитие материальной базы вычислительной техники и программных средств – важный момент в становлении факультета.

4.Ставку сделали на молодых специалистов. В 1975 году мне и Кораблину было по 30 лет, Виттиху и Мышкиной – по 35 лет, Скобелеву и Болтянскому – по 40. А молодёжи всегда свойственен энтузиазм.

5.Важно, что лучшие выпускники оставались в университете для научной работы. Это сейчас способные ребята уходят в какие-нибудь фирмы, а тогда оставались по призванию заниматься научной деятельностью. Из первых выпусков остались работать выпускники, которые стали профессорами и крупными специалистами: Сергей Викторович Смирнов, Александр Николаевич Коварцев, Андрей Анатольевич Сидоров, Михаил Анатольевич Шамашов, Александр Григорьевич Храмов, Михаил Аронович Голуб, Николай Львович Казанский и многие другие.

6.Сразу большое значение придали созданию диссертационных советов, можно стало защищать диссертации в своем вузе. Сейчас в СГАУ есть диссертационные советы по всему спектру дисциплин, относящихся к информационным технологиям, на факультете работают около 30 докторов наук.

7.Тесная связь с институтами Академии наук СССР – РАН, и с выдающимися учёными, среди них Алфёров Жорес Иванович, Басов Николай Геннадьевич, Бетелин Владимир Борисович, Велихов Евгений Павлович, Гуляев Юрий Васильевич, Журавлёв Юрий Иванович, Наумов Борис Николаевич, Панченко Владислав Яковлевич, Петров Борис Николаевич, Прохоров Александр Михайлович, Самарский Александр Андреевич, Сисакян Иосиф Норайрович, Щербаков Иван Александрович.

Все эти люди причастны к созданию и работе 6 факультета. Они читали лекции, общались с преподавателями, научными работниками, студентами. Это обеспечило высокий уровень фундаментальности образования, который сейчас мы имеем на факультете информатики.

Источник